Порой от страха сердце холодело Ничто не страшно только дураку! Ну, а, если серьёзно, когда мне страшно было, я ложился Тогда страшно становилось другим. Неприятное чувство - страх. Какое-то оно вязкое, липкое. Оно парализует волю, весь организм и нет от него спасенья И страх нехотя покидает тебя,.. Если тебе страшно, улыбнись своему страху - и он улыбнётся тебе в ответ. А что это за ролик?

Генрих Гейне «Снова в сердце жар невольный...»

Все тексты стихов выложены на сайте для некоммерческого использования, публикуются исключительно для ознакомительных целей и взяты из открытых источников сети. Если вам принадлежат права на какие-либо из материалов и вы не желаете, чтобы они были на нашем блоге, свяжитесь с нами, и мы немедленно их удалим! При использовании материалов сайта, будь то Стихи, Проза рассказы, поэмы, повести, новеллы и т.

Все права на тексты принадлежат только их правообладателям!!

Генрих Гейне. Стихи"Странствуй!" Когда тебя Желал блаженств, блаженств безмерных сердцу, Порой от страха сердце холодело.

Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род, Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает? Камал бежал с двадцатью людьми на границу мятежных племен, И кобылу полковника, гордость его, угнал у полковника он. Из самой конюшни ее он угнал на исходе ночных часов, Шипы на подковах у ней повернул, вскочил — и был таков. Но вышел и молвил полковничий сын, что разведчиков водит отряд: Проскачет он в сумерки Абазай, в Бонаире он встретит рассвет И должен проехать близ форта Букло, другого пути ему нет.

И если помчишься ты в форт Букло летящей птицы быстрей, То с помощью Божьей нагонишь его до входа в ущелье Джагей. Но если он минул ущелье Джагей, скорей поверни назад: Опасна там каждая пядь земли, там люди Камала кишат. И взял полковничий сын коня, вороного коня своего: Словно колокол рот, ад в груди его бьет, крепче виселиц шея его. Полковничий сын примчался в форт, там зовут его на обед, Но кто вора с границы задумал догнать, тому отдыхать не след. Скорей на коня и от форта прочь, летящей птицы быстрей, Пока не завидел кобылы отца, и Камал на ней скакал… И чуть различил ее глаз белок, он взвел курок и нажал.

Из конца в конец по ущелью Джагей стая демонов пыли взвилась, Вороной летел как юный олень, но кобыла как серна неслась. Вороной закусил зубами мундштук, вороной дышал тяжелей, Но кобыла играла легкой уздой, как красотка перчаткой своей.

Я не ждал ни славы, ни побед, Пока друзья храпели беззаботно. Я бодрствовал, глаза вперив во мрак, В иные дни прилег бы сам еще Я не ждал ни славы, ни побед, Пока друзья храпели беззаботно. Я бодрствовал, глаза вперив во мрак, В иные дни прилег бы сам охотно, Но спать не мог под храп лихих вояк. Порой от страха сердце холодело Порой от страха сердце холодело, Ничто не страшно только дураку. Для бодрости высвистывал я смело Сатиры злой звенящую строку.

Если что, Гейне до сих пор наше всё."Как часовой, на рубеже свободы Порой от страха сердце холодело (Ничто не страшно только.

И нет на свете звуков Роднее этих, знай! И скальд выступает на царскую речь, Под мышкою арфа, на поясе меч. Тобою, могучий, забыта она? Ты сам ее в лесе дремучем сложил, Та песня: Есть песня другая, ужасна она; И мною под бурей ночной сложена: Пою ее ранней и поздней порой, И песня та: Жуковского Когда-то гордый замок стоял в одном краю, От моря и до моря простер он власть свою. Вкруг стен зеленой кущей сады манили взор, Внутри фонтаны ткали свой радужный узор.

Зарубежная литература

Всегда венчал народ мой похвалами Мои стихи. В сердцах рождая пламя, Огнем веселья песнь моя текла. Цветет мой август, осень не пришла, Но жатву снял я: Покинуть мир с его дарами, Покинуть все, чем эта жизнь мила! Ей не поднять бокала золотого, Откуда прежде пил я своевольно.

Генрих Гейне (13 декабря февраля ) Большое влияние на раннюю поэзию Гейне имела. его первая Порой от страха сердце холодело.

Вы слышали от отцов и дедов, в какой чести у всех была земля наша: Все взяли бусурманы, все пропало. Только остались мы, сирые, да, как вдовица после крепкого мужа, сирая, так же как и мы, земля наша! Вот в какое время подали мы, товарищи, руку на братство! Вот на чем стоит наше товарищество! Нет уз святее товарищества! Отец любит свое дитя, мать любит свое дитя, дитя любит отца и мать.

Но это не то, братцы: Но породниться родством по душе, а не по крови, может один только человек. Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было таких товарищей.

Ироничный романтик Генрих Гейне. (1797 – 1856 г.г.)

. ! Було не сплю та зброю все готую.

Анн (); Вздымаются светлые мысли В растерзанном сердце моем, И падают АБ (I,); П. – неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. . ОМ (), (); ПАМЯТИ Г. ГЕЙНЕ Загл. Цв ПЕРЧАТКА Так беспомощно грудь холодела, Но шаги мои были легки.

Рим часто тиранов своих пожирал. Но что нам до римлян? Мы курим табак, мы — племя иное и мыслим не так. Свой гения символ имеет страна — вот Швабия клецками, скажем, славна. Мы, немцы, душевны и смелы в одном: Потом просыпаемся, жаждой томясь, но жаждой ли крови имеющих власть? Подобно дубам, все мы верой тверды, как липы, довольны собой и горды. В краю, где дубы лишь да липы растут, навряд ли найдется отчаянный Брут. Но если б родиться здесь Бруту пришлось, то Цезаря б точно ему не нашлось.

Искал бы, бедняга, его днем с огнем. Вот пряники мы превосходно печем.

Вариант «Омега» (20)

Забытый часовой в Войне Свободы, Я тридцать лет свой пост не покидал. Победы я не ждал, сражаясь годы; Что не вернусь, не уцелею, знал. Я бойким свистом или песнью злою Их отгонял от сердца моего.

Христиан Иоганн Генрих Гейне Источник: И трепетно к сердцу меня привлекла. Пророчил вьюгу .. Порой от страха сердце холодело. (Ничто не .

Я знал, что здесь мои промчатся годы, И я не ждал ни славы, ни побед. Я бодрствовал, глаза вперив во мрак. Ружье в руке, всегда на страже ухо, - Кто б ни был враг - ему один конец! Вогнал я многим в мерзостное брюхо Мой раскаленный мстительный свинец. И враг стрелял порою Без промаха! Один упал - другой сменил бойца! Еще оружье цело, И только жизнь иссякла до конца.

Научный форумПоэзия Гейне

Дворец один сиял в огнях. И шум не молк в его стенах. Чертог царя горел как жар: В нем пировал царь Валтасар, — И чаши обходили круг Сиявших златом царских слуг.

Однажды Генрих Гейне сказал: «Только одно может задеть меня самым . Порой, как лилии, белы, Как розы Порой от страха сердце холодело –.

! Я знал, что здесь мои промчатся годы, И я не ждал ни славы, ни побед. Пока друзья храпели беззаботно, Я бодрствовал, глаза вперив во мрак. В иные дни прилег бы сам охотно, Но спать не мог под храп лихих вояк. Порой от страха сердце холодело Ничто не страшно только дураку! Ружье в руке, всегда на страже ухо - Кто б ни был враг, ему один конец! Вогнал я многим в мерзостное брюхо Мой раскалённый, мстительный свинец.

И враг стрелял порою Без промаха - забыл я ранам счет. Мое слабеет тело, Один упал, другой сменил бойца Но не сдаюсь, еще оружье цело И только жизнь иссякла до конца.

Генрих Гейне - Стихотворения. Поэмы. Проза

Гициг, — То есть Ициг с буквой Г. Поразмыслив, Лишь друзьям шепнув, что горний В Гициге сидит святой.

Г.Лонгфелло. Песнь о Гайавате. Лирика Г.Гейне, У.Блейка, У.Вордсворта, П. Шелли, А.Виньи, А.Мюссе. Учебник Порой от страха сердце холодело.

От беса - то, что манит выше! Мир воротился в отчий дом, Как ласточка под сень знакомой крыши. Все спит в лесу и на реке, Залитой лунными лучами. Выстрел вдалеке, - Быть может, друг расстрелян палачами! Быть может, одолевший враг Всадил безумцу пулю в тело. Вновь треск… Не в честь ли Гете пир? О милый Франц, он жив! Он не заколот в бойне дикой, Не пал среди венгерских нив, Пронзенный царской иль кроатской пикой.

Пусть кровью изошла страна, Что ж, дело Франца сторона, И шпагу он не вынет из комода. Он жив, наш Франц! Когда-нибудь Он сможет прежнею отвагой В кругу своих внучат хвастнуть: О, как моя вскипает кровь При слове"Венгрия"! Опять звучит в душе моей, Как шум далекого потока, Песнь о героях прошлых дней, О Нибелунгах, павших жертвой рока. Седая быль повторена, Как будто вспять вернулись годы.

Стихотворения. Поэмы. Проза

Как часовой, на рубеже Свободы Лицом к врагу стоял я тридцать лет. Я знал, что здесь мои промчатся годы, И я не ждал ни славы, ни побед. Пока друзья храпели беззаботно, Я бодрствовал, глаза вперив во мрак. В иные дни прилег бы сам охотно, Но спать не мог под храп лихих вояк.

Почти нашел разгадку: любить можно то, или – того, о ком сердце болит. Около сверкания Шекспира что такое евреи-писатели, от Гейне до .. то я точно застыл в страхе, потому что почувствовал, точно передо мной же не человеку, а сословию – быть без дурных людей, порой – ужасных людей.

Во сне я вновь стал юным и беспечным - С холма, где был наш деревенский дом, Сбегали мы по тропкам бесконечным, Рука в руке, с Оттилией вдвоем. Что за сложение у этой крошки! Глаза ее, как море, зелены - Точь-в-точь русалка, а какие ножки! В ней грация и сила сплетены. Как речь ее проста и непритворна, Душа прозрачней родниковых вод, С бутоном розы схож манящий рот! Не грежу я, любовь не ослепляет Горячечного взора ни на миг, Но что-то в ней мне душу исцеляет, Я, весь дрожа, к руке ее приник.

И лилию, не зная, что со мною, Я дерзостно протягиваю ей, Воскликнув: Я вдруг проснулся -- немощный калека, Прикованный к постели столько лет. Я слышал сам, кричали"браво", В почтенной публике кругом Теперь же -- тих нарядный дом, Ни света в нем, ни ликованья. Раздался резкий звук, Хотя подмостки опустели. Не порвалась ли где-то вдруг Одна из струн виолончели?

Mango - Good Morning (Original Mix) [HD]